Показать сообщение отдельно
Старый 30.10.2013, 11:59   #16
Balandinski
продвинутый мзунгу
 
Регистрация: 09.10.2013
Адрес: Москва
Сообщений: 38
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 4 раз(а) в 3 сообщениях
Репутация: 14
По умолчанию

Мы провели в дороге почти весь день. К вечеру ветер усиливается, небо закрывает мгла. Закатное солнце просвечивает сквозь неё бледным кругом. Не нравится мне этот ветер… На шоссе - песчаная позёмка. Я предлагаю Махмуду присмотреть ночлег в одной из проезжаемых мимо деревень, в которой виднеются довольно приличные дома. Но он неожиданно сворачивает прямо в пустыню, подъезжает к какому-то бархану, выходит из машины, забирается на багажник, садится и курит, все своим видом показывая, что «уже приехали». Как человек, проведший своё детство среди лесов Подмосковья, я отлично понимаю, что ставить палатки на самом ветру, да еще смешанным с песком, мягко говоря неблагоразумно. Но Махмуд, выросший в иных географических условиях, этого не понимает. Очевидно, он нам мстит. Вчера вечером Анна, поехавшая в это путешествие вместе с девятилетней дочерью Катей, выражала некоторое недоумение подчеркнуто спартанскими условиями нашего ночлега в Солебе. Махмуда же раздражало, что «эта женщина много говорит». Вообще, в последние дни выражение его лица всё больше приобретало какое-то удрученное выражение. Под конец путешествия мы, заставлявшие его работать, ему вконец надоели. Ах, вам не нравится ночевать в нубийском доме? Было бы лучше в палатке? Ну так получайте палатку! Понаехали тут, понимаешь!

Наши палатки трепетали на ветру… нет, точнее, их плющило ветром. Я лег в своей платочке наискосок, но ветер пригибал края палатки так, что полотно ложилось мне на голову. К середине ночи я понял, что меня засыпает. Включил фонарик. Точно: все вещи покрыты песком. И я сам покрываюсь им постепенно… Одним словом, кое-как дождавшись рассвета, я вылезаю из своего убежища. Ветер превратился в песчаную бурю. При этом мне еще повезло: палатка Анны и Кати стояла на более ветреном месте, куда её заботливо поставило дитя пустыни по имени Махмуд. У Анны зуб на зуб не попадает. Их палатка засыпана песком внутри настолько, что Махмуд его оттуда выгребает по-собачьи, как норку роет. Очень хотелось засадить заряд соли в его задницу, торчащую в это время из палатки: соль - жизненно важный продукт для представителей негроидной расы, гораздо более физиологически важный, чем для европеоидов. В случае с Махмудом инъекция соли компенсировала бы еще недостаток фосфора в голове. В любом случае, я не люблю когда из меня делают идиота по-черному (увы, это чаще всего пытаются сделать именно в Африке). Махмуд еще более упал в моих глазах. Равнодушие к историческим памятникам усугубилось еще и заносчивостью. Впрочем, нам бы только добраться до Хартума.

По маршруту мы должны были еще заехать в живописное Вади-Мильк, но из-за того, что видимость была почти никакой, мы сразу поспешили в Хартум, подгоняемые ветром и песком. Мы обогнали караван джипов с французскими туристами; судя по их лицам, им тоже было невесело. Меня больше, чем кирпичный цвет моего носового платка заботил завтрашний вылет из аэропорта Хартума. И опасения были ненапрасными…

Наш вылет был запланирован на пять утра. Приехав в аэропорт к трём, мы застали у входа в зал вылетов понурых немецких археологов. Напрасно вчера я отгонял от себя дурные мысли: случилось то, что я и ожидал. Все рейсы были отменены из-за песчаной бури! Она началась в Египте, задержала несколько рейсов в Хургаде. Долететь до Каира уже не было никакой возможности. На дверях закрытого офиса «Египетских авиалиний» висело объявление, что нужно обращаться не ранее 13:00 по поводу перспектив. Что поделаешь! Поехали спать в отель.

Прогулявшись по пятничному спокойному Хартуму и отобедав в «Холидей Вилле», мы отправились в аэропорт узнавать свою дальнейшую судьбу. Там нам сказали, что регистрация начнется в пять вечера. Разумеется, мы были в аэропорту без пяти пять. То, что там творилось, можно было бы сравнить только с Ходынкой. Вообще, сравнение аэропортовых ситуаций с Ходынкой тем более оправдано, что на Ходынском поле был первый аэродром в Москве. Но мы пока еще в Судане, и сейчас главная задача - прорваться к стойке регистрации. Но путь преграждает сканер, через которую пассажиры должны пропустить свой багаж. К нему не прорваться: чемоданы перебрасывают через головы. На ленте сканера нагромождение чемоданов не меньшее, чем людей перед нею. Как в такой ситуации проверять наличие «запрещенных предметов», остается загадкой. Как бы то ни было, но с целыми ногами и ребрами мы пробрались к стойке регистрации и всё таки улетели в Каир. Добавлю только, что аэропорт в Хартуме слишком маленький и не приспособлен для размещения большого количества пассажиров, особенно когда они собираются толпой и скандалят по поводу того, что снова ничего не известно об их вылете. Скрашивает ситуацию только бесплатный быстрый Интернет.

…Судан растаял под крылом самолета. Стихия лишь ненадолго нарушила жизнь пилотов и пассажиров. Но природа еще докажет своё превосходство над техникой и человеческим разумом… Как пукнет с напрягу Земля-Матушка, так мало никому не покажется!

А то ишь ты! Разъездились тут…

НИКОЛАЙ БАЛАНДИНСКИЙ
Balandinski вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Naton (15.05.2014), savolaynenn (28.07.2014)